Эксперимент длился 36 дней. Беханан проводил тестирование до и после дыхательной практики, чтобы понять, как она влияет на умственную деятельность. Он выполнял упражнения на сложение и координацию движений, разгадывал шифры, решал головоломки и проходил тесты на цвет.

Результаты он опубликовал в книге «Йога: научный анализ» (1937). К тому времени он стал обладателем докторской степени Йельского университета, о чем свидетельствовала надпись на титульном листе, и книга была принята хорошо. В журнале «Лайф» опубликовали парад ный портрет Беханана в костюме и галстуке и фотографии полуобнаженных учеников, выполняющих сложные позы, в том числе стойку на голове. Статья, посвященная Беханану, занимала две страницы.

Восторженная рецензия появилась и в «Тайм». Беханана назвали «тридцатипятилетним красавчиком» и «превосходным игроком в покер».

Открытие Беханана оказалось не чем иным, как аргументированным подтверждением теории Якобсона о том, что глубокая релаксация способствует снижению умственной активности. Дыхательная практика вызывала то, что Беханан назвал «торможением мозговых функций» – по всем фронтам. Это открытие, по его признанию, должно было «слегка удивить» читателей.

После уджайи пранаяма на выполнение всех тестов у него уходило больше времени – максимальное отставание составило 26 секунд. Сильнее всего йогическое дыхание повлияло на математические способности – именно здесь отставание было самым значительным.

Эти находки, заметил Бех анан, противоречили принятому в обществе взгляду на йогу как волшебный эликсир, наделяющий практикующих сверхчеловеческими способностями. Однако он отмечал, что у подобного замедления умственной активности есть и плюсы: оно способно влиять на настроение человека. По словам Беханана, пранаяма способствовала глубокой релаксации и вызывала что глубокая релаксация способствует снижению умственной активности. Дыхательная практика вызывала то, что Беханан назвал «торможением мозговых функций» – по всем фронтам. Это открытие, по его признанию, должно было «слегка удивить» читателей.

После уджайи пранаяма на выполнение всех тестов у него уходило больше времени – максимальное отставание составило 26 секунд. Сильнее всего йогическое дыхание повлияло на математические способности – именно здесь отставание было самым значительным.

Эти находки, заметил Бех анан, противоречили принятому в обществе взгляду на йогу как волшебный эликсир, наделяющий практикующих сверхчеловеческими способностями. Однако он отмечал, что у подобного замедления умственной активности есть и плюсы: оно способно влиять на настроение человека. По словам Беханана, пранаяма способствовала глубокой релаксации и вызывала «чрезвычайно приятное ощущение тишины». Приятные ощущения усилились, когда он добавил упражнения на концентрацию. «Я бы продлил это чувство на неопределенный срок, – писал Беханан об этом эйфорическом состоянии, – будь это в моих силах».

Свидетельства указывали на то, что торможение мыслительного процесса – временное явление. Беханан предположил, что небольшой отдых приводит к улучшению «обычных интеллектуальных способностей». В конце книги он описал собственное отношение к дисциплине, с которой не так давно познакомился. Йога, заявил ученый, сделала его другим человеком.